Фёдор уехал далеко и надолго, почти безвозвратно. А Фро не может любить издалека: ей нужно, чтобы любимый был рядом ежечасно, ежесекундно. Чем бы Фрося ни занималась, все её мысли — о муже, который уехал на Дальний Восток, настраивать и пускать в работу таинственные электрические приборы. Фёдор мечтает изменить мир, трудиться на благо всего человечества, а Фро хочется своего маленького, может быть, «мещанского», личного счастья…

Критики о спектакле:

«… история развивается от нетерпеливой, нестерпимой любви, жаждущей счастья здесь и сейчас, через боль и сопереживание другому, малому и беззащитному. . Хочется еще раз увидеть спектакль, хочется перечесть прозу Платонова, хочется думать о смысле жизни – таково послевкусие “Фро”» (Любовь Павлова, «Брестский курьер»).

 

«Один из главных образов спектакля – железная дорога, ведущая в какие-то неведомые дали, где происходят трудовые подвиги, электрификация страны, куда уезжают, чтобы не вернуться. Вся сценическая среда контрастирует с хрупкостью маленьких кукол. Режиссер и художник словно говорят зрителям о том, что великие свершения делали маленькие люди с их хрупкими надеждами и несбывшимися мечтами. Жертвовать личным ради общего в то время принято было без сожаления».  (Галина Алисейчик, «Людмила Громыко. Театр»)

«Руслан Кудашов и вправду посмеивается над атрибутами советской действительности. То железные лопаты в руках женщин «превращаются» в веера. То на сцене, напевая Bella, ciao, появляются артисты в тантамаресках (полотно для фотосъемки с отверстием для лица — прим. авт.). А все для того, чтобы показать, насколько эфемерны коммунистические ценности по сравнению с идеей семьи, любви…» (Татьяна Гапеева, «Брестская газета)